Поисковая работа

«Не вернулись с боевого задания…»

Малопроходимые и во многих местах труднодоступные Кличевские болота до сих пор  хранят свои многочисленные тайны от посторонних глаз. Неприметное на первый взгляд лесное болотце или небольшой курган могут оказаться кладом для военного историка или археолога. Так произошло и в нашем случае.

«Двухмоторный бомбардировщик с красными звездами…»

Около двух лет назад во время поисковой экспедиции в Кличевский район Лилия Счисленок, а чуть позже и мой хороший знакомый Николай Федюшкин рассказали эту историю.
…Был осенний прохладный вечер 1943 года. Солнце уже спряталось за верхушки деревьев. Многие жители д. Межное не спеша коротали последние минуты уходящего дня на скамейках перед домами. Вдалеке слышался тяжелый гул летящего самолета, среди которого прорывались частые хлопки, как будто кто-то палкой с силой беспрерывно стучал по дощатому забору. Вскоре со стороны железнодорожной станции Воничи показался и сам самолет, двухмоторный бомбардировщик с красными звездами. Его, заходя то снизу,  то, как коршун - сверху, настойчиво преследовал немецкий истребитель.
Экипаж советского краснозвездного «бомбера» молчал, в живых остались только раненый летчик и штурман. Бортрадист и воздушный стрелок к тому времени были уже мертвы. Из последних сил летчик удерживал машину в воздухе, но всем жителям деревни, высыпавшим на улицу, было хорошо видно, как большой тяжелый темно-зеленый самолет неумолимо приближается к земле. И тут вражеский ночной истребитель, подкравшись снизу, в последний раз прошелся огненной очередью по фюзеляжу и крыльям, где располагались боезапас и топливо. Наш самолет густо задымил, языки пламени охватили один из двигателей, и машина резко начала падать на лес. С трудом преодолевая боль, из кабины вывалился вначале летчик, а затем штурман и на парашютах вскоре приземлились в болотистый лес...
А самолет, уже без управления, с погибшими на борту стрелком и бортрадистом, оставляя за собой жирный черный шлейф дыма и огня, рухнул в болотце, которое, по иронии судьбы, было единственным среди леса на несколько километров в округе. 12-летний Миша Михненок с ужасом смотрел, как от огромной силы взрыва, некоторые дома в Межном как-будто зашевелились, а по соломенным крышам прошелся ураганный ветер. Стекла в окнах жалобно и протяжно зазвенели, но выдержали. Сельские жители, никогда в жизни так близко не видевшие самолета, а тем более горящего бомбардировщика, испуганно попрятались в домах.
Но утром любопытство взяло верх. Самые смелые из них, вместе с партизанами 278-го отряда В. Ананича из 2-й Кличевской бригады И. Изоха, которые располагались в окрестностях, направились к месту взрыва.  
Глазам сельчан открылась жуткая картина. Из болотца торчал только хвост самолета на котором хорошо читались цифры «120», а вокруг на 50-70 метров среди черной болотной грязи было разбросано множество рваных  кусков дюралевой обшивки  фюзеляжа, поршни двигателя, мелкие приборы из кабины, а на обрыве берега одиноко лежала оторванная по локоть рука одного из членов экипажа с часами на запястье…
Вдруг сверху послышался слабый стон, все подняли головы и увидели, что  среди ветвей большой ели на парашютных стропах висит один из летчиков. Раненый, он провел здесь всю ночь и только сейчас с помощью своих спасителей - местных жителей, перерезав стропы, смог спуститься на землю. Штурман, который выпрыгнул раньше, удачно приземлился и лесом самостоятельно вышел на лагерь прятавшихся в болоте от немцев жителей д. Загатье, а от них попал к партизанам 208-го отряда В. Ничипоровича.
Партизанских командиров в разыгравшейся воздушной трагедии интересовало, прежде всего, оружие – личное экипажа и три  пулемета, установленные на бомбардировщике (два ШКАСа калибра 7,62 мм и один крупнокалиберный УБТ 12,7 мм). УБТ в хвостовой части им с трудом удалось сорвать с турели, а два других, находившихся глубоко в болоте, в тот раз достать не смогли. Забрав с собой летчика, они ушли в отряд, оставив  самолет на «поживу» местным жителям. Учитывая военные годы и полное отсутствие хозяйственного инвентаря, остатки машины сыграли добрую службу жителям д. Межное – из дюралюминия отливали ложки-миски, из резины шасси вырезали подошвы для обуви, пригодились в хозяйстве различные многочисленные тросы, подшипники и другие, более мелкие детали самолета.

Самолет поднять, имена экипажа установить!

Узнав об этой истории, ребята из могилевского поискового отряда «Виккру»  уже не могли жить спокойно. Учитывая прошлогодний опыт поиска и подъема экипажа пикирующего бомбардировщика Пе-2 у д. Макаренцы Могилевского района, нужно было максимально заручиться поддержкой областной и местной власти. Близко, как свое родное дело восприняли наше обращение Олег Пищенко и Виктор Бубенцов, сотрудники Главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Могилевского облисполкома. И уже вскоре руководством области  было принято однозначное решение – самолет поднять, имена погибших членов экипажа установить! И административный механизм власти завертелся.
Координацию всей работы на месте падения самолета взяли на себя Виктор Бубенцов и председатель Кличевского районного Совета депутатов Владимир Книга. Спустя месяц после нашей информации Гончанское лесничество Кличевского лесхоза под руководством помощника лесничего Ильи Видука прорубило около 1 км просеки среди болотистого леса, а начальник ПМК-89 «Водстрой» Евгений Демчук предоставил необходимую технику. Теперь поисковикам оставалось ждать, когда наступит морозная погода, чтобы по болоту можно было  пройти тяжелой технике.
29 января 2015 года стоял легкий морозец. Земля по берегам озера промерзла на 30-40 см, и уже можно было смело использовать болотную технику. С утра здесь начал хозяйничать мощный экскаватор «Хундай», ковш которого за один подъем брал целый кубометр земли. Проложив себе гать из бревен, он прочно обосновался на берегу болотца и работа закипела. За световой день экскаваторщик Дима Наумчик вычерпал практически всю болотную грязь с остатками самолета, останками летчиков и аккуратно «разложил» более тысячи тонн клейкого чернозема по берегам лесного озера.  К такой производительной работе экскаватора поисковики были явно не готовы. Аккуратно перелопатить тонны промерзшей земли за такое время не успела бы и сотня человек, а что уж говорить о десяти поисковиках «Виккру», которые в тот день приехали из Могилева. Как руководитель поисковой части экспедиции, должен сказать им огромное спасибо, и в первую очередь Сергею Тагаеву, Владу Степанцову, Александру Коростелеву, Андрею Швайкову, Егору Щанову, Виталию Мигалю и всем другим, принимавшим участие в раскопках. Именно благодаря их упорной и самоотверженной двухдневной работе в роли военных археологов, в промерзшей торфяной жиже были подняты и обнаружены номерные детали самолета и костные останки двух погибших летчиков.
Не остался в стороне и «Областной центр творчества». Его директор Леонид Минов без лишних рассуждений оперативно отправил к месту работ своих сотрудников-краеведов и ребят из кружка «Военная история Беларуси». С «комсомольским задором»  и сознанием важности этого святого дела в борьбе с беспамятством трудились по пояс в болотной грязи Светлана Ходоркина, Татьяна Главшик, Михаил Курилов, Антон Прокапнев и наши кличевские коллеги-поисковики Лилия Счисленок, Лидия Ачинович и Юрий Кочубей.  
Раскопки происходили в тесном взаимодействии с археологом 52-го отдельного специализированного поискового батальона МО РБ Вадимом Томилиным и саперно-пиротехнической группой Павла Маркелова в/ч 5527. 
Так начались масштабные зимние  работы могилевских поисковиков, которые закончатся, похоже, только летом.

Неоценимая помощь российских коллег Бориса Давыдова, Ильи Прокофьева и Алексея Пекарша с поискового форума «Тризна»

Итак, теперь у нас было главное для продолжения поиска – номер одного из двигателей М-88Б (№889302) самолета, которые дублировались на многих других его технологических деталях. В Могилевской области и Беларуси в целом нет базы данных о погибших в годы войны самолетах, а тем более о моторах, которые на них стояли. Такие данные есть только в ЦАМО РФ в подмосковном Подольске и у поисковиков, специализирующихся исключительно на авиации. С просьбой помочь установить по номеру двигателя сбитый в Кличевском районе самолет мы обратились на российский поисковый форум «Тризна». Коллеги по поисковому сообществу откликнулись сразу же, и результат появился уже через несколько ней.
Просмотрев в ЦАМО РФ десятки материалов авиационных частей и соединений, действовавших на Минском направлении, москвич Борис Давыдов выдал полдесятка самолетов и экипажей, не вернувшихся с боевого задания в ночь с 27 на 28 октября 1943 года из квадратов между Днепром и Минском. И среди них такую запись: «Двигатель №889302 (!) был установлен в сентябре 1943 года на самолет №11013, на нем же он был по состоянию на 1.10.1943 года, когда на двигателе меняли пружину... Второй мотор на самолете был №889286».
С помощью Ильи Прокофьева из Санкт-Петербурга и Алексея Пекарша методом исключения мы вышли на тот единственный нужный нам самолет, который был обнаружен у д. Межное. Итак, только через 70 с лишним лет открылись обстоятельства гибели советского бомбардировщика и двух членов его экипажа.
…27 октября 1943 года пять экипажей ИЛ-4 17-го гвардейского бомбардировочного авиаполка авиации дальнего действия вылетели с аэродрома Адуево (северо-восточнее г. Медынь Смоленской области – ныне Калужской) с боевым заданием бомбардировки железнодорожного узла Минск. Среди них был и экипаж гвардии младшего лейтенанта Климаченкова на ИЛ-4 №11013. В наградном листе на командира, обнаруженном нами на сайте ОБД «Мемориал», об этом вылете говорится следующее: «27.10.43 г. при налете на ж.д. узел Минск пройдя линию фронта, был атакован немецким истребителем противника, при этом стрелок и радист были убиты, машина сгорела, сам гвардии мл. лейтенант Климаченков со штурманом Гвоздовским спустились на парашютах на территорию, занятую противником.  После многих усилий добрался до партизанского отряда, откуда был переброшен через линию фронта. 25.01.1944 г. Климаченков вернулся в часть и снова вошел в строй боевых летчиков…».
Подтверждение того, что советский бомбардировщик ДБ-3 (Ил-4) был сбит в 18 часов 10 мин.  27 октября на высоте 4600 м в квадрате Межное находим и у немецкого летчика  гауптмана  Лешнера: «Hptm. Alois Lechner 1./NJG 100. DB-3 18:10 25 Ost/94487 4600 m.». Группа 1-й эскадры ночных истребителей люфтваффе, в которой он служил, осенью 1943 года базировалась в Орше.

Молчаливые свидетели трагедии

Советско-германский фронт в то время стоял в 90 км от Кличевского района. Дотянуть до линии фронта подбитому Ил-4 не было никакой возможности, к тому же беззащитному сзади и с полной бомбовой нагрузкой в 1000 кг. Капитан Алоис Лешнер на «Мессершитте Bf-110» это хорошо понимал и не спешил, опытный ас не мог упустить такую добычу. Нападать спереди он не рискнул, ведь там находился один из двух 7,62 мм ШКАСов, который мог оказать огневое сопротивление.  А сзади советский самолет был беззащитен - башенный стрелок-радист и воздушный стрелок люковой установки ИЛ-4 были уже расстреляны. Их крупнокалиберный турельный 12,7 мм пулемет УБТ  и ШКАС молчали.  И когда тяжелая машина, развернувшись, попыталась уйти на восток к линии фронта, он, зайдя сзади снизу, выпустил последнюю смертельную для нее очередь из 20-мм пушки. Такого удара бомбардировщик уже не выдержал, густо задымив, он загорелся и начал разваливаться в воздухе. Куски обшивки фюзеляжа с 2-сантиметровыми пробоинами, собранные нами на берегах озера, стали молчаливыми свидетелями той страшной трагедии.
Летчик и штурман, защищенные бронеспинками, остались в живых и смогли покинуть уже горевший самолет, приземлившись на парашютах, а задние бортрадист и стрелок, погибшие еще в воздухе, упали и взорвались вместе с машиной. От них поисковики среди болотной грязи  нашли только фрагменты костных останков, поясной ремень, пряжку от парашюта и части кожаной меховой куртки.

Кто же вы, красные соколы?

Каждый раз, готовясь к поисковой экспедиции, мы определяем для себя главную цель – установление имени или судьбы воина – защитника Отечества, и не важно, кто он, солдат-пехотинец, танкист или летчик. Так было и в этот раз, обломки самолета и железо интересовали нас лишь настолько, насколько могли помочь установить экипаж. Мы были уверены, что он все  послевоенные годы числился не вернувшимся с боевого задания, а летчики считаются пропавшими без вести.  Однако все оказалось сложнее.  И по времени, и по обстоятельствам. Только благодаря тесному сотрудничеству с российскими исследователями, их неравнодушию и желанию помочь, удалось установить подробности  воздушной трагедии в Кличевском лесу и судьбы летчиков Ил-4. Сегодня мы с гордостью и грустью можем назвать имена геройского экипажа, двое из которого совершили свой последний трагический полет на могилевской земле 71 год тому назад и лежали в болоте до сего дня. Все они 20-25-летние ребята служили в 17-м гвардейском бомбардировочном авиаполку 6-й гвардейской дивизии авиации дальнего действия. 
Командир экипажа летчик гвардии младший лейтенант КЛИМАЧЕНКОВ Дмитрий Михайлович, 1922 года рождения, кадровый, уроженец Калининской обл. (ныне Тверской) Зубцовского р-на, с. Веригино. Выпрыгнул с парашютом из горящего самолета 27 октября 1943 года, попал к партизанам, возвратился в свою часть 25 января 1944 года. Продолжал геройски воевать, совершил 134 боевых вылета, награжден двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями. За годы войны трижды выпрыгивал из горящих самолетов на парашюте, последний раз – при налете на Берлин. В одном из архивных документов говорится: ««В ночь с 20 на 21.IV.45 г. полк 10 экипажами бомбил окрестности г. Берлина! Погода сложная... Экипаж Климаченкова — штурман Кандилов, радист Хализов, стрелок Пономарев — был подбит над целью и на аэродром не вернулся. Позже, 22.IV.45 г., — вернулся. В районе Познани выбросился на парашюте».  После войны жизнь связал с армией, генерал-майор, проживал в Полтаве на Украине. Умер в сентябре 2012 года.
Штурман самолета гвардии старшина ГВОЗДОВСКИЙ Алексей Иванович, 1918 года рождения, кадровый, уроженец Воронежской обл., Воробьевского р-на, с. Мужичье. Вместе с командиром выпрыгнул 27 октября 1943 года из горящего самолета, через партизан возвратился в свой полк 15 февраля 1944 года и продолжал сражаться. 9 июля 1944 года, в составе другого экипажа вторично был сбит, не вернулся с боевого задания, теперь уже навсегда. Отец – Гвоздовский Иван Семенович, Воронежская обл., Елань-Коленовский сахарный завод, д.№23.
Воздушный стрелок-радист – начальник связи авиаэскадрильи гвардии старшина ХАЙЛОВ Вячеслав Иванович, 1919 года рождения, кадровый, уроженец г. Москвы. В бою 27 октября 1943 года погиб в воздухе от огня немецкого истребителя, упал и взорвался вместе с самолетом Ил-4. До 3 февраля 2015 года числился пропавшим без вести. Отец – Хайлов Иван Матвеевич, г. Москва, ул. Мало-Колхозная, д.6/8, кв. 25.
Воздушный стрелок-радист (подсадной) младший сержант МУЗАФФАРОВ Хаким Хамдамович, 1923 года рождения, уроженец г. Ташкента. В бою 27 октября 1943 года погиб в воздухе от огня немецкого истребителя, упал и взорвался вместе с самолетом Ил-4. До 3 февраля 2015 года числился пропавшим без вести. Призван в РККА Октябрьским РВК г. Ташкента. Отец – Хамдамов Музаффар, г. Ташкент, Октябрьский район, ул. Саг-Бан, тупик 15, д.5.
Сейчас Могилевский поисковый отряд «Виккру» разыскивает родственников погибших. По согласованию с Кличевским райисполкомом перезахоронение останков  гвардии старшины ХАЙЛОВА Вячеслава Ивановича и младшего сержанта МУЗАФФАРОВА Хакима Хамдамовича состоится не позднее 9 мая 2015 года.

вверх ↑

ПЭ 2 км к востоку от д. Межное, Кличевского р-на, советский бомбардировщик

В октябре-ноябре 2014 г. членами кружка «Военная история Беларуси» была совершена поисковая экспедиция в Кличевский район (лесной массив у д. Межное) на место падения осенью 1943 года советского бомбардировщика. В результате трех разведывательных выездов поисковиков установлено место падения самолета, по GPS-навигатору нанесены координаты, собраны фрагменты обшивки фюзеляжа бомбардировщика, среди которых один с рукописными буквами «СК».

Из опросов старожилов д. Межное, фондов Кличевского краеведческого музея установлено, что советский самолет, после бомбардировки ж/д ст. Воничи, был  подбит немецкими истребителями и упал в лесу в 2 км к востоку от д. Межное. Спастись смог только один член экипажа, который выпрыгнул с парашютом и впоследствии ушел в партизаны. Остальные три летчика погибли еще в воздухе и упали вместе с горящей машиной. До сих пор они числятся не вернувшимися с боевого задания и, вероятно, считаются среди родственников пропавшими без вести.
В настоящее время члены кружка и поисковый отряд «Виккру» разыскивают экипаж самолета, с помощью российских поисковиков и архивов ведут поиск номера самолета и других обстоятельств воздушного боя.
Подробная информация направлена в Могилевский облисполком и Министерство обороны Республики Беларусь для получения разрешения на проведение в 2015 году полномасштабных поисковых работ с раскопками на месте падения самолета.

вверх ↑

ПЭ 3 км к югу от д. Сметаничи, Шкловского р-на. Советский бомбардировщик.

В 1943-1944 гг. (точная дата пока не известна) жители д. Сметаничи Шкловского р-на видели, как в трех километрах южнее деревни в заболоченный лес упал большой советский самолет. Над местом падения поднялся огромный столб дыма и пыли, а затем послышался сильный взрыв. Позже от выпрыгнувшего с парашютом летчика они узнали, что это был советский бомбардировщик. Остальные 3 члена экипажа погибли. Все они с того времени числятся не вернувшимися с боевого задания.

В годы оккупации мужчины из деревни ходили к самолету, вырезали куски дюралюминия, резину шасси и др. для хозяйственных нужд. Одну из таких деталей самолета (предположительно, воздухозаборник) жительница д. Сметаничи Тарасенко Л.И. передала участникам разведывательной поисковой экспедиции в ноябре 2014 года для музея поисковой работы учащихся. Сейчас поисковый отряд «Виккру» работает над установлением экипажа самолета и обстоятельств воздушного боя.

вверх ↑

ПЭ лес в 1 км к сев.-зап. от д.Приданцы Чаусского р-на. Советский истребитель Ла-5.

Со слов жителя д. Сухари Могилевского р-на  Валюженича Н.Д. «…советский самолет со звездами был подбит немецким истребителем в сентябре  или октябре 1943 года, когда советского-германский фронт уже стал на р.Проне в Чаусском р-не на 9 месяцев». Горящая машина упала в лесу 1 км к сев.-зап. д. Приданцы Чаусского р-на.  Об этом ему в 1970-е гг. рассказывали старожилы дд. Дубровка и Приданцы, которые в то время копали картошку и видели воздушный бой, в котором был сбит наш  истребитель.

На место падения советского самолета члены кружка «Военная история Беларуси» и поискового отряда «Виккру» организовали поисковую экспедицию и в октябре 2014 года совершили три разведывательных выезда. В результате был собран подъемный материал (многочисленные деревянные детали самолета, куски разорванного дюралюминия, остатки двигателя, оплавленные фрагменты оргстекла) по которому определили тип самолета – советский истребитель Ла-5. При осмотре места падения обнаружены и костные фрагменты останков летчика.

В настоящее время проводится работа по установлению номера самолета, войсковой части и боевого задания с которым он вылетел за линию фронта, имени летчика и обстоятельств воздушного боя.

вверх ↑